Управляя интеллектуальной собственностью, - повышаем капитализацию компаний.

Выход новых игроков на рынки

В развитых странах актуальность этого риска снизилась по итогам 2010 года на два пункта. В частности потому, что экспансия со стороны представителей развивающихся рынков несколько сократилась после финансового кризиса. Кроме того, как заключают эксперты, «новым» международным компаниям пришлось потратить немало ресурсов, чтобы адаптироваться к собственному быстрому росту, тогда как традиционные игроки в целом ряде отраслей получили возможность за это время усовершенствовать бизнес-процессы и тем самым упрочить свои позиции.

Что же касается российских компаний, то здесь главная угроза исходит от китайских предприятий, продолжающих освоение рынка РФ. Автомобильный рынок, нефтегазовая отрасль, производство электроники, ритейл… Список постоянно растет. А в скором времени, по мнению экспертов «Эрнст энд Янг», китайские компании появятся и в российском ИТ-секторе.

«Если несколько лет назад над имперскими планами китайских компаний многие посмеивались, — замечает Александр Шитов, — то за последние пять лет производители из КНР сделали огромный скачок, поставляя если не лучшую, то по крайней мере сопоставимую по качеству продукцию. В силу низкой себестоимости (экономии на оплате труда) китайские товары очень конкурентны. А о постоянном повышении качества говорит тот факт, что они не стесняются копировать и использовать передовые технологии».

Радикальная экологизация

Уступив место более «насущным» проблемам, этот риск для международных компаний потерял былое значение. По мнению экспертов «Эрнст энд Янг», государственное регулирование в сфере экологии пока является долгосрочной проблемой для большинства сегментов. И все же компании вынуждены увеличивать инвестиции в программы, способствующие снижению зависимости от «зеленого» фактора.

Любопытно, что международные компании видят в экологизации не только риски, но и возможности. Они связаны как с повышением репутации, так и с маркетинговым преимуществом, обусловленным изменением отношения к экологии самих потребителей. «Например, в секторе недвижимости растет спрос на здания нового поколения, позволяющие снизить выброс парниковых газов и потребление энергии, — отмечают авторы исследования. — Аналогичным образом возможности для компаний сектора связи увеличить доли рынка могут скрываться в интеллектуальных сетях, телефонных аппаратах с низким уровнем потребления энергии и более энергоэффективном аутсорсинге».

В России этот риск пока находится в «средней зоне». Но аналитики предсказывают повышение его влияния по мере приближения России к ВТО и международным принципам управления. Штрафы по отношению к компаниям, пренебрегающим этим риском, будут расти. Ведь государство, скорее всего, не преминет использовать этот ресурс для пополнения бюджета.

По мнению Ксении Лещинской, руководителя отдела услуг в области устойчивого развития по странам СНГ компании «Эрнст энд Янг», значение экологических вопросов для добывающих компаний и вообще для любых экологически опасных производств будет расти из-за давления со стороны государства, которое стало уделять пристальное внимание этой теме. Впрочем, Лещинская обнаруживает в рассматриваемом контексте не только политические факторы: «Это объясняется и инстинктом самосохранения. Использование природоохранных технологий, экономия воды и энергии, предотвращение загрязнения — необходимые условия устойчивого развития страны в целом».

Социальная приемлемость и корпоративная социальная ответственность бизнеса

В «десятке» «Эрнст энд Янг» это новый риск. По мнению экспертов, его появление — одно из следствий финансового кризиса. Таким образом, к проблемам, которые встают перед игроками глобального рынка, добавилось формирование лояльности к компаниям и даже правительствам, а также повышение прозрачности их деятельности. Вопросы, которые интересуют общество, прежде всего обращены к банкам (во время кризиса их упрекали в обогащении за счет клиентов и налогоплательщиков), управляющим компаниям и правительствам. Не менее остро этические проблемы стоят перед игроками горнодобывающей, металлургической, нефтегазовой отраслей, а также производства атомной энергии.

В качестве примера нетипичного подхода к снижению этого риска исследователи называют инновационный проект одной электроэнергетической компании, которая планирует построить ветровую турбину для местного сообщества. Для жителей вырабатываемая энергия будет бесплатной, а доходами сообщество сможет распоряжаться по своему усмотрению.

Для российских компаний роль этого риска будет также возрастать. Разумеется, многие ведущие отечественные предприятия и сегодня готовят свои социальные отчеты (что характерно, они являются частью ежегодных финансовых отчетов). Но, по мнению Галины Малошенко, эти документы обычно носят формальный характер. А действия, описываемые в таких отчетах, до сих пор ограничены стандартным набором мероприятий для пенсионеров, инвалидов и детей. При этом, как отмечают эксперты, даже для представителей крупного бизнеса социальная ответственность не является значимой и не становится ни предметом анализа, ни частью стратегии.

Управление союзами/альянсами и исполнение сделок

Роль этого риска для всего глобального делового сообщества заметно снижается, что стало реакцией на объективное уменьшение количества сделок слияний и поглощений с начала увеличения стоимости финансирования. Наряду с этим, замечают эксперты, тенденция к росту числа слияний во имя спасения бизнеса в 2010 году продолжилась. Для международных компаний освоение развивающихся рынков остается важной задачей, поэтому активность сделок в соответствующих странах в прошлом году также сохранялась, несмотря на экономический спад.

В России же этот риск остается одним из ключевых. Мало того, его относительный вес даже растет. Связано это прежде всего с изменением подхода к качеству сделок. По словам Александра Шитова, если прежде российские инвесторы куда проще относились к покупке бизнеса (последствия ошибок не бросались в глаза на фоне бурного роста экономики), то теперь ситуация меняется.

«Раньше мотивом для покупки нового актива являлось наличие свободных активов и «дешевые» деньги, — объясняет Александр Шитов. — Что скрывается за фасадом нового актива, практически не оценивалось. Тем более никто всерьез не занимался стратегией интеграции, которая сопровождалась бы эффектом синергии от сделок (слияние разных активов в идеале должно давать больший эффект, чем их автономная работа). А значит, рынок слияний и поглощений в России имеет все шансы стать цивилизованным — в ситуации экономии средств, а также пристального внимания руководства к эффективности процесса интеграции и синергетическому эффекту от слияния».

Александр Шитов, старший менеджер отдела услуг в области бизнес-рисков в СНГ компании «Эрнст энд Янг»

Дата публикации: 22.02.2011

 

 

По вопросам о размещении рекламы или иным предложениям пишите на наш электронный адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.