Управляя интеллектуальной собственностью, - повышаем капитализацию компаний.

1857–1858. Первый мировой экономический кризис

Осенью 1857 года в США происходит обвал котировок на фондовом рынке. Причина — спекуляции с акциями железных дорог и последовавший за этим крах американской банковской системы. В том же году кризис охватывает Англию, чьи банки инвестировали в акции американских компаний. Чуть позже финансовые проблемы докатываются до Германии.

 

C 1849 года экономика США быстро развивается. Банки активно кредитуют предприятия. Но в результате падения цен на зерно фермеры, набравшие кредитов, оказались не в состоянии платить по своим долгам. А началом всеобщей паники стала банальная кража. Казначей большого провинциального банка из Огайо похитил огромную сумму наличных средств. После этого банк объявил себя банкротом. Менее чем за полтора месяца закрылось более 200 банков. Кредитование практически приостановлено. Получить деньги взаймы можно лишь под 100 процентов годовых.

13 октября 1857 года люди ринулись забирать свои вклады, менять банкноты на золотые монеты и обналичивать векселя. Если утром банки Нью-Йорка еще выполняли свои обязательства и выдавали деньги, то уже к концу дня практически все они оказались банкротами. Вслед за этим происходит обвал курсов акций на Нью-Йоркской фондовой бирже. Вслед за Америкой обанкротилось несколько крупных банков Англии, начались проблемы у компаний реального сектора. Особенно пострадали текстильная и машиностроительная промышленность. К декабрю 1857 года под ударом кризиса оказалась и Германия.

Затяжных проблем удалось избежать. Уже к концу 1858 года американская экономика стала восстанавливаться. На смену обанкротившимся компаниям и банкам пришли новые предприятия. Банк Англии сначала попытался решить проблему, увеличив вдвое ставку рефинансирования, но когда это не помогло, пошел на необеспеченную эмиссию банкнот. Мера оказалась достаточно эффективной. К осени 1858 года в экономике наблюдался рост. А Германии решить проблемы с неплатежами помогла Австрия, предоставившая кредит серебром. Для его доставки был выделен целый поезд.

1873–1896. Длинная депрессия

В мае 1873 года с обвала фондовой биржи в Вене начался один из самых затяжных финансовых кризисов за всю историю. Причина — стремительный рост рынков недвижимости в Австро-Венгрии и Германии. Застройщикам выдавали огромные кредиты, по которым многие из них не смогли рассчитаться. Паника, начавшаяся на биржах Европы, перекидывается в США, а затем и в Россию.

 

В конце XIX века правительства Австро-Венгрии, Франции и Германии сделали ставку на столичное строительство. Были созданы банки, предоставлявшие кредиты застройщикам. Появились первые ипотечные бумаги. Стремительно росла долговая нагрузка строительных компаний, а с ней и цены на недвижимость. В «черную пятницу», 9 мая 1873 года, рухнула фондовая биржа в Вене. Следом обрушились рынки в Амстердаме и Цюрихе. После того как в Европе на биржах началась паника, а германские банки отказали в продлении долга американским компаниям, кризис перекинулся в США.

Уже в сентябре 1873 года крупный американский железнодорожный девелопер, инвестиционная компания Jay Cooke & Co., не смог расплатиться по своим долгам. Из-за ужасающего падения котировок на несколько дней закрылась Нью-Йоркская фондовая площадка. Начались массовые банкротства банков. Малым и средним предприятиям перестали выдавать кредиты. Безработица достигла 25–30 процентов. Из-за повальных увольнений на шахтах Пенсильвании рабочие устроили погромы. Началась паника.

Считается, что в прекращении финансового кризиса сыграл немалую роль Дж. П. Морган, один из влиятельнейших банкиров Америки, который предоставил 62 млн долларов золотом министерству финансов США. Это позволило расплатиться по суверенным обязательствам. Как это ни парадоксально, но за время депрессии были созданы корпорации, которые существуют и по сей день. Так, например, в 1876 году Томас Эдисон открыл свою лабораторию. А еще несколько лет спустя он создает Edison General Electric Company, которая в 1896 году первой в истории вошла в индекс Dow Jones Industrial Average.

1929–1939. Великая депрессия

Единого мнения о причинах начала Великой депрессии нет. Среди наиболее вероятных называют диспропорцию между товарной массой и объемом денежных средств; биржевой «пузырь» (инвестиции в производство сверх необходимого); повышение таможенных пошлин на импорт и, как следствие, спад покупательной способности населения. Кроме США особенно сильно пострадали от кризиса Канада, Великобритания, Германия и Франция.

 

Каждый шестой к 1933 году был безработным. Резко увеличилось количество бездомных. Компания Bethleem Steel, уволив 6 тысяч работников, выселила их из домов, которые принадлежали корпорации, и разрушила эти дома, чтобы не платить налог на недвижимость. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер, призывал владельцев кинотеатров «показывать картины, которые поддержат дух американцев и возродят в них надежду».

За годы кризиса обанкротилось около 40 процентов банков, их вкладчики потеряли 2 млрд долларов в депозитах. После начала Великой депрессии простые граждане ненавидели банкиров. С 1931 по 1935 год знаменитые Bonnie и Clyde, грабившие банки и наводящие ужас на банковских служащих, вызывали искреннее восхищение у простых американцев.

К началу депрессии производство автомобилей достигло 5 миллионов машин в год. Уже к 1932 году оно сократилось до 1,3 млн машин, то есть на 75 процентов по сравнению с 1929 годом. Основатель General Motors Вильям Дьюрант потерял больше 40 млн долларов, практически все свои деньги. GM с трудом пережил депрессию, проводя жесткую политику снижения цен.

1973–1975. Нефтяной кризис

Самый крупный энергетический кризис в истории разразился в октябре 1973 года, когда Сирия и Египет начали войну с Израилем. Страны ОПЕК снизили объемы добычи нефти и повысили отпускные цены на 70 процентов: сначала США и Нидерландам, затем и союзникам Израиля.

 

Количество безработных в США достигло 15 млн человек. В разгар кризиса преподаватель университета Джон Сперлинг обратил внимание на большое количество возрастных студентов, желающих сменить профессию. Так возникла идея разработки программы переобучения. Сперлинг основал первое коммерческое учебное заведение University of Phoenix и компанию Apollo Group. Сейчас это около 90 институтов по всей Америке с капитализацией около 10,6 млрд долларов.

На пике кризиса цена галлона бензина в США выросла с 30 центов до 1,2 долларов. В Америке 85 процентов американцев пользовались личными автомобилями. Очереди на бензоколонки растянулись на километры. Некоторое время действовало правило: владельцы автомобилей с нечетными номерами получили право заправляться лишь по нечетным дням, и наоборот. Правительства Австрии и ФРГ ввели запрет на использование автомобилей в определенные дни недели.

В США власти предприняли исключительные меры, чтобы поддержать простых граждан. Комиссия по банкротствам, образованная в США в 1973 году, рекомендовала внести изменения в законы, которые позволяли бы человеку, объявившему о личном банкротстве, сохранить часть имущества, сделав его юридически недоступным для кредиторов. Так, в Техасе банкрот имел право оставить у себя дом независимо от его стоимости и имущество на сумму до 30 тыс. долларов.

1987–1989. «Черный понедельник»

19 октября 1987 года произошел обвал индекса Dow Jones Industrial. Вслед за американским фондовым рынком на волне паники, вызвавшей отток инвесторов и снижение капитализации нескольких крупнейших транснациональных компаний, рухнули биржи в Австралии, Новой Зеландии, Канаде, Гонконге, Южной Корее и многих латиноамериканских странах.

Начиная с августа 1982 года индекс Dow Jones демонстрировал стабильный рост. К августу 1987 года Dow Jones удвоился, поднявшись к отметке 2700 пунктов. Тем временем в экономике бурный восстановительный рост после спада 70 - х годов сменился стабильным развитием. В начале октября Dow Jones плавно стал снижаться, а в пятницу 16 октября индекс потерял 5 процентов. Единственным человеком, который предсказал случившийся три дня спустя обвал, стал Арч Кроуфорд — владелец компании, дающей астрологические бизнес-консультации.

19 октября 1987 года фондовый индекс Dow Jones рухнул на 22,6 процента. Этот обвал оказался даже сильнее, чем крах фондового рынка 28 октября 1929 года, который положил начало Великой депрессии. Одно из возможных объяснений краха — компьютерные торговые программы, которые использовали трейдеры. Они учитывали динамику рынка и выдавали приказы на покупку, если рынок обещал рост, и на продажу — при падении. И как только в динамике рынка после пятилетнего роста наметился перелом, программы выдали массовый приказ на сброс акций.

Вопреки опасениям экономистов и денежных властей рецессии ни в экономике США, ни в других странах, чьи биржи ощутили на себе крах 1987 года, не последовало. Буквально на следующий день индекс Dow Jones вырос на 12 процентов. Правда, потом были опять спады и подъемы, но не столь значительные, как в «черный понедельник». Кризис затронул в большей степени тех людей, которые работали в финансовом секторе. В Америке работу потеряли около 15 тыс. брокеров, трейдеров и т.д. Своих прежних высот Dow Jones достиг лишь в 1989 году.

1998–1999. Российский дефолт

17 августа 1998 года Правительство Российской Федерации объявляет дефолт по государственным краткосрочным облигациям. Причины кризиса — острая нехватка средств и огромный государственный долг России. Рубль к доллару упал за полгода почти в четыре раза, подорвано доверие населения и инвесторов, массовые банкротства малых предприятий и банков.

 

В мае 1995 года инфляция в России около 200 процентов. Чтобы удержать рост цен, правительство решает финансировать дефицит бюджета за счет выпуска государственных краткосрочных обязательств. К маю 1998 года годовая инфляция снижается до 7,5 процента. Рынок ГКО живет по схеме: банки занимают деньги за границей, покупают ГКО, а через несколько месяцев продают их и рассчитываются по своим долгам. Доходность таких операций — от 50 до 140 процентов годовых. Власти РФ постоянно выпускают новые займы, чтобы расплатиться по ранее размещенным. Создается финансовая пирамида.

К весне 1998 года ежемесячные доходы федерального бюджета составляли 22 млрд рублей, расходы — 25 млрд рублей, и еще 30 млрд рублей на погашение внутреннего долга. 14 августа президент России Борис Ельцин заявляет по телевидению, что дефолта не будет. 17 августа — дефолт. Курс доллара за неделю с 18 по 22 августа вырастает всего на 60 копеек. Далее следует отставка правительства. 25 августа рубль сразу падает на 10 процентов. Уже в сентябре 1998 года инфляция составляет 400 процентов (в декабре — 256 процентов), почти в четыре раза обваливается курс рубля к ноябрю 1998 года.

Несмотря на то что месячные цифры инфляции огромны и ЦБ проводит необеспеченную эмиссию рубля, ставка рефинансирования сохраняется на уровне 12,5 годовых. Это обеспечивает реальный сектор доступными кредитами. По итогам 1999 года в результате замещения импорта промышленность растет на 20 процентов. Восстанавливаются мировые рынки. В течение 1999 года цена на нефть удваивается и достигает 27 долларов за баррель. Отток денег из банков прекращается уже в марте 1999 года. С середины 1999 года до конца III квартала 2000 года капитал банков вырос в 2,5 раза.

1997–2001. Азиатский кризис

В июле 1997 года разразился азиатский финансовый кризис. Причина — стремительный обвал национальных валют и биржевых индексов стран Юго-Восточной Азии, спровоцированный перегревом экономики, а также непосильными государственными и корпоративными долгами. Больше всего от кризиса пострадали Индонезия, Южная Корея и Таиланд.

 

До кризиса Таиланд, Индонезия, Филиппины, Малайзия и Сингапур собирали больше половины мировых инвестиций. Но в середине 90-х годов в США, чтобы удержать инфляцию, денежные власти повышают ставку рефинансирования. Страны Юго-Восточной Азии в свою очередь также повышают собственные ставки — укрепляются азиатские валюты, падает конкурентоспособность продукции на мировом рынке из-за роста себестоимости. В это же время продолжает стремительно увеличиваться корпоративный и государственный долг азиатских стран.

14 мая 1997 года валютные спекулянты — от фонда Quantum Джорджа Сороса до Tiger Management Corp Джулиана Робертсона — атакуют тайский бат. 2 июля бат рухнул. В течение месяца шел обвал курсов индонезийской рупии, филиппинского песо и малазийского ринггита. В Индонезии кризис привел к массовым мятежам и смене государственного режима. Серьезно пострадала и Южная Корея. В начале декабря правительство уверяло, что краткосрочные обязательства корпораций не превышают 30–40 млрд долларов, а к 1998 году они перевалили за 150 млрд.

Международный валютный фонд выделил на преодоление последствий кризиса странам Юго-Восточной Азии больше 110 млрд долларов. Из которых 57 млрд были предоставлены Южной Корее на жестких условиях: продать иностранным компаниям два крупнейших национальных банка; допустить иностранные банки к проведению финансовых операций в Корее, а главное — ликвидировать компании (чеболи), на которые приходилось около трети ВВП. Национальные экономики стран Юго-Восточной Азии к 2001 году преодолели кризис и возобновили рост.

2008 — ?

В экономике назревает новый, искусственно создаваемый властями денежный пузырь, считает Михаил Хазин. Если власти не только России, но и других стран не успеют почувствовать тот момент, когда созданный ими денежный пузырь продолжит свой рост уже без их помощи, и запоздают с извлечением денег из экономики, нас ждет гиперинфляция, хаос на финансовых рынках и скорее всего новый спад.

В мировой экономике с начала года наблюдается все более увеличивающийся разрыв — финансовые рынки идут вверх, а реальный сектор экономики падает. Здравый смысл говорит, что такая ситуация не может длиться вечно: либо верх ножниц подтянет к себе низ, либо же, наоборот, финансовые рынки начнут падать к уровню, определяемому состоянием реального сектора, и экономика уйдет в новый виток кризиса. Для проверки этой гипотезы нужно всего лишь одно — перестать вливать в экономику государственные деньги и посмотреть, вернется ли частный спрос.

Собственно говоря, все заявления представителей монетарных властей ведущих экономик мира, МВФ и многих других «экспертов» о преодолении рецессии уже в ближайшее время преследуют одну-единственную цель — восстановление частного инвестиционного спроса и кредитования экономики. Но можно ли восстановить инвестиционный спрос в условиях явного избытка производственных мощностей? Власти Китая, например, видят в этом одну из ключевых проблем. На самом деле можно, если закрыть глаза на то, что речь идет о формировании нового финансового пузыря.

Чем отличается текущая ситуация от докризисной? Тем, что надуваемый сегодня пузырь — рукотворный. На его формирование идут либо бюджетные, либо печатаемые деньги. Но чем дальше растет пузырь, тем в большую панику впадают и сами финансовые власти, и участники рынка. Что произойдет, если этот рукотворный пузырь поведет себя так, как этого от него ждут? Если возобновится кредитование реального сектора под залог финансовых активов в докризисных масштабах и пропорциях, то это неизбежно вызовет резкий всплеск инфляции, с высокой степенью вероятности способной перерасти в гиперинфляцию.

Чтобы избежать инфляции, необходимо точно определить момент, когда пузырь начнет работать в режиме самоподдержки, и тогда нужно быстро начинать изымать из экономики ранее вброшенные в нее деньги. Если сделать это немного раньше, чем следует, экономика войдет в новый виток кризиса. И вытащить ее оттуда будет уже невозможно, поскольку все ресурсы были потрачены в ходе предыдущего цикла. Если денежные власти немного запоздают — тогда неизбежны инфляция, хаос на финансовых рынках и скорее всего новый спад.

Что касается российских монетарных властей, то они будут просто ждать, к чему приведут действия американской Федеральной резервной системы, Европейского центрального банка и прочих мировых финансовых институтов. Ждать и надеяться на то, что мировая экономика действительно оживет и спрос на природные ресурсы потянет вверх российский экспорт, а вслед за ним — и остатки ориентированного на внутренний спрос реального сектора.

На самом деле есть несколько наиболее вероятных сценариев развития российской экономики. Первый, базовый, исходит из предположения о том, что мировая экономика в 2010 году сумеет преодолеть кризис, перезапустить процессы кредитования и обеспечить устойчивый спрос на сырье. А это во многом будет зависеть от того, насколько правительствам западных стран удастся обеспечить устойчивый рост финансовых рынков (снизить волатильность торгов). В случае нормализации финансовых рынков у реального сектора экономики появятся надежные с точки зрения банков залоги для кредитования в виде акций и облигаций. Начнется рост реального сектора. Тогда оправдан прогноз и Минэкономразвития, и Минфина по российской экономике и бюджету на 2010 год. Прирост доходов бюджета в 2010 году может составить до 5 процентов, а экономика вырастет примерно на 1,5–2 процента.

Однако есть и другой вариант — властям не удастся нормализовать рост финансовых рынков, тогда мировая экономика в 2010 году продолжит падение. Российскому правительству придется принимать решение о девальвации рубля. Критическим моментом принятия подобного решения будет ноябрь 2009 года (до этого момента девальвация на каждые 10 процентов обеспечит один-полтора дополнительных месяца финансирования дефицита бюджета за счет средств Резервного фонда). На мой взгляд, это решение было бы правильным, поскольку позволит перезапустить рост в российской экономике, невзирая на то, что будет твориться в мире. В случае поздней девальвации или ее отсутствия при неблагоприятном развитии событий в мировой экономике неизбежно ухудшатся, и значительно, макроэкономические показатели российской экономики во второй половине 2010 года. Возможен спад ВВП, сопоставимый с показателями 2009 года. Если же девальвацию проведут вовремя, вливание денег в экономику России можно и нужно будет увеличивать, невзирая на значительный рост инфляции.

Получается, если иностранным государствам удастся финт с перезапуском мировой экономики, Россия вновь получит возможность «сидеть на трубе». Только никакого инновационного пути развития у нас не будет. Если же не удастся Бернанке (глава ФРС) и Трише (глава ЕЦБ) их операция, то финансовые рынки неминуемо начнут валиться, а вместе с ними цены на нефть могут достигнуть уровня в 30–32 доллара за баррель или даже ниже. Россия в этом случае рискует попасть в ситуацию, аналогичную началу 90-х годов прошлого века.

Но у нас есть шанс и самостоятельно выбраться из кризиса за счет глубокой девальвации рубля. Вот тогда точно придется полностью реформировать экономику.

Прогнозы развития

Оптимистические

Пессимистические

Аркадий Дворкович, помощник Президента РФ

ЙоханнесБернер, старшийпартнер Roland Berger Strategy Consultants

В последние месяцы ВВП России пошел в рост впервые после почти годового падения, но успокаиваться рано. Мы понимаем, что риски все еще очень велики, это пока еще неустойчивый тренд роста. Некая стабилизация достигнута, но именно на основе стимулирующих мер.

С обязательностью новой волны кризиса не согласен. Основной рецепт противодействия кризису — сместить акцент в господдержке с увеличения ликвидности и капиталов на стимулирование внутреннего частного спроса — и потребительского, и инвестиционного.

Существенных рисков для национальной валюты при ценах нефти выше 50 долларов за баррель нет. Правда, ослабление рубля, пусть и небольшое, на фоне роста расходов федерального бюджета в конце 2009 года не исключено.

Радикально новых мер мы не обсуждаем и считаем, что в целом структура антикризисного пакета у нас сегодня правильная. Сейчас мы интенсивно занимаемся гарантиями. Особое внимание уделяем региональным программам занятости. Возможно, что постепенно будет меняться структура этих программ: чуть меньше будет акцент на общественные работы, больше будет акцент на создание новых рабочих мест.

Пакет стимулирующих мер тоже дал некий позитивный эффект, но прежде всего стабилизация объясняется ростом цен на сырьевых биржах.

Новый виток кризиса возможен. Но более вероятен другой сценарий — затяжной период восстановления, длиной в несколько лет. Развитию препятствуют «плохие долги», ограничивающие возможность банков выдавать новые кредиты.

Макроэкономические показатели свидетельствуют в пользу стабильного рубля, но неизвестно, станет ли правительство отказываться от девальвации для повышения конкурентоспособности российской продукции.

Не так важен объем средств антикризисной программы, как то, как они расходуются. Огромные суммы были потрачены на спасение рабочих мест на неконкурентоспособных предприятиях, на различные программы занятости, многие из которых носят временный характер. Все это не способствует улучшению экономической ситуации.

Эльвира Набиуллина, глава Минэкономразвития России

Игорь Николаев, партнер, директор департамента стратегического анализа ФБК

Антикризисные меры, которые принимаются и по поддержке инвестиций, и по социальной поддержке, по расчетам МЭРТ, могут создать до полумиллиона новых рабочих мест. На них смогут прийти люди, которые высвобождаются из не очень эффективных предприятий.

Официальный прогноз ВВП ухудшился — минус 2,2 процента, по промышленности — минус 7,4 процента. Темпы снижения промышленного производства в 2009 году во многом будут зависеть от того, как будет работать и когда начнет работать антикризисный пакет правительства и от того, как будет вести себя кредитование экономики банками.

МЭРТ ожидает снижения объема инвестиций в РФ в 2009 году на 14 процентов.

Реальные доходы россиян в январе 2009 года по сравнению с январем 2008 года снизились на 6,7 процента. Не лучше обстоят дела и с реальной заработной платой, которая сократилась на 3,2 процента. По итогам года доходы россиян по сравнению с началом года снизятся на 8,3 процента.

Суммарная оценка антикризисных финансовых обязательств государства дает огромную цифру в 10,2 трлн руб. (23,7% от ВВП 2008 года). Около 92 процентов выделяемых средств направлено через банковский сектор. При этом чем больше денег закачивали в банковскую систему, тем хуже становились показатели банковской ликвидности. Это заставляет усомниться в правильности стратегии противостояния кризису.

Объем промышленного производства в 2009 году может упасть на 20 процентов. Чтобы понять масштаб проблемы, достаточно вспомнить, что за последние десятилетия сопоставимые угрозы были только в 1992 году, в период перехода от плановой экономики к рыночной. Тогда промышленность упала на 18 процентов.

Наши ожидания не столь радужные: в 2009 году спад инвестиций в основной капитал составит не менее 15 процентов.

Роста реальных денежных доходов населения не будет. Минэкономразвития России еще в конце прошлого года рассчитывал на 2,5-процентный прирост этого показателя. По нашим оценкам, будет 15-процентный спад к концу 2009 года. Текущее и прогнозное состояние российской экономики таково, что трудно рассчитывать на появление стимулов к росту.

 

По материалам журнала «Финансовый директор»

Дата публикации: 30.11.2009

 

По вопросам о размещении рекламы или иным предложениям пишите на наш электронный адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.